Аня Скляр

Излишние тревоги. Притча.



Монах Сюдзан жил в небольшом дзенском храме. Каждый день он поднимался в половине пятого утра, чтобы поработать в монастырском саду, тогда как все остальные монахи спали до семи или восьми. Сюдзан надеялся, что наставник Якусан непременно встанет раньше, чем они, и увидит, кто спит, а кто героически трудится в темноте, но Якусан спал наравне с монахами. Однако Сюдзан продолжал свою утреннюю работу, проклиная спящих и одновременно завидуя их лени. Наконец он все же рассказал об этом наставнику. А тот спросил:

– Скажи, Сюдзан, для кого ты работаешь?

Этот вопрос поставил монаха в тупик. Тогда Якусан сам на него ответил:

– Вот именно – для себя. Когда работаешь, работай для себя и не заботься о том, работают ли другие. Когда ложишься спать, просто спи и не беспокойся о том, где находится твоя борода, под одеялом или над ним. Когда пишешь книгу, не переживай, будет ли она когда-нибудь напечатана и прочтет ли ее кто-либо. Обо всем этом позаботится Бог.

    я

    Мануал по выходу из башни

    Главная задача рапунцели - выйти из башни так, чтобы не упасть на асфальт.

    То есть по лестнице надо выйти, как человек, а не сигануть головой вниз.

    У рапунцелей же, как вы видите по их историям, чаще всего именно так: сидят-сидят в башне, а потом вдруг воображаемые крылья под короной отросли и дальше - хроники пикирующего рапана.

    Главная причина трагедии в том, что рапунцель ждет принца, сидя в башне.

    Collapse )

    я

    Гимнастика для закрытия гештальта



    Если вы страдаете от "незакрытого гештальта" (он же демон Гештальдо), и если весь ваш "гештальт" в том, что вас душит жаба и хищный тортик (человек, которого вы хотели) проплыл мимо носа и не захотел с вами дальше встречаться, примерно как в этой истории, для вас есть хорошая гимнастика.

    Гимнастику можно делать несколько раз в течение дня, когда хотите.

    После выполнения упражнений вам сразу станет легче, ваш Гештальдо перестанет вас терзать, жаба станет меньше вас душить, хищный торт не будет сводить вас с ума.

    Collapse )

    сепия

    Неразделенные чувства - не унижение

    С грустью отметили сегодня, что во внутренней иерархии многих людей тот, кто прямо говорит о своих чувствах по отношению к другому (о привязанности, нежности, любви, о том, что скучает) автоматически становится ниже того, кто не испытывает "в ответку" похожих чувств. Скажешь "я соскучился", а в ответ молчание - и тогда тот, кто поделился может почувствовать себя униженным, а молчащий - выше в иерархии, потому что не нуждается, а значит - якобы никак не зависит от другого. А независимость - это, дескать, признак силы, достоинства и уверенности. И с такой иерархией многие люди до упора скрывают свою потребность в другом - чтобы не сталкиваться не только с отвержением, но и с унижением, падением на несколько ступенек с ослепительной, пусть и холодной, вершины превосходства.

    Бывает очень трудно не обесценить свои чувства и не унизить себя только потому, что чувства не разделили. Но выход из этой "эмоциональной иерархии" именно в этом - не обесценивать. Это моя нежность, это моя любовь, мой интерес, моя привязанность - и да, мне больно, что ты их не разделяешь, но это мои чувства, и мне ценно, что моя душа может рождать их. Моя отвергнутая нежность к человеку не найдет выхода и умрет, но останется нежностью, а я - человеком, способным на это переживание.

    Про уборку




    По заказу читателей напишу свои мысли про уборку и порядок в доме.
    Наверное ничего нового в этом посте не будет, просто мои мысли по этому поводу.
    Я раньше вообще не умела наводить порядок. Потом по собственной инициативе научилась, и некоторое время истерически практиковала "стерильную чистоту в доме", чуть ли не убиваясь ради нее. Потом (после всех болезней и трудностей) перешла в какое-то среднее состояние. У меня иногда образуется бардак, но он меня через какое-то время достает. Тогда я его весь одним волевым актом ликвидирую в очередной раз. И между этим стараюсь поддерживать порядок - без фанатизма, но и не забрасывать все совсем.

    Вот мои базовые мысли по этому поводу:

    Collapse )
    я

    Потеря себя



    Человек теряет себя в отношениях, потому что думает "я же ничего не теряю".

    Многие не догадываются, что себя можно потерять, поэтому так легко теряют.

    Почему бы не позвонить-написать-попросить-попробовать еще разок? Ведь я ничего не теряю!

    Многие рассуждают так: если я ничего не буду делать, я потеряю его, а если буду... ничего не потеряю, нет так нет. Они думают, что потерять себя невозможно. Вот же - они. Куда же они денутся?

    Оболочка может и никуда, точнее не сразу (в яме и тело разрушается), а вот содержимое еще как денется.

    Потерянный человек. Представляете себе, как он выглядит? Слабый, испуганный, не уверенный в себе, не чувствующий границ, не находящий в себе опор. Вот это - человек потерявший себя.

    Collapse )

    Я в соцсетях:

    Хотите постоянно прогрессировать в зале?

    Когда посещаешь тренажёрный зал, невольно видишь и запоминаешь людей, которые приходят в одно с тобой время. Они регулярно занимаются, но у одних -- прогресс, а у других физическая форма остаётся без изменений.

    Вроде бы, все мы знаем главное правило занятий: что бы вы ни делали в зале, суть -- в постоянстве. Не пропускаете тренировки? Будет и результат.


    Фото: gorabbit.ru

    Но это -- теория. В жизни мы видим другое -- у одних быстрый прогресс, а другие будто замерли в неизменном своём состоянии.

    В чём же дело?

    Collapse )

    В6. ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О ПУШКИНЕ – 6


    XIV

    В 30 лет Пушкин женился и Николай не нашёл ничего лучше, как принять Александра Сергеевича на службу в должности придворного историографа: «Я хочу, чтобы у Пушкина была своя кастрюлька супа». Это худшее, что мог придумать хозяйственный немец. Оставшиеся годы поэт прожил с кастрюлей на голове, как юродивый Миколка. Сидел в архивах, разбирал документы 18 века, в результате издал никчёмную «Историю пугачёвского бунта», отпечатанную огромным тиражом за государственный счёт и никем не купленную. Хотя история разбойника, написанная знаменитым сочинителем, вроде бы была обречена на успех, книга получилась на удивление занудливой и абсолютно нечитабельной. Карамзин из Пушкина был никакой, книга была отчётом перед царём, что хлеб съеден не зря. (Через 70 лет точно также Чехов отчитывался скучнейшим «Сахалином» перед «прогрессивной общественностью» в том, что он не реакционер.) Collapse )